Solntce

Объявление


Добро пожаловать на форум официального сайта Солнца!


Новости из жизни Солнца и много другой интересной информации о ней вы можете узнать на Сайте

Уважаемые гости, если вы хотите принимать участие в общении, приглашаем вас пройти регистрацию.

Уважаемые пользователи, если вы забыли свой пароль, попробуйте восстановить его с помощью опции "забыли пароль?" вам автоматически пришлют пароль на e-mail на который вы регистрировались.
Если у вас не получается самостоятельно восстановить забытый пароль, обращайтесь к администрации на ветке Вопросы, предложения и претензии, где можно писать без регистрации

Анонс выступлений Солнца


Официальные интернет-страницы Солнца


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Solntce » Кладовка разностей » Стихи


Стихи

Сообщений 901 страница 968 из 968

901

Привет всем посетителям литературной веточки! С наступающим!
Поддержу военную тему. Из моего любимого Высоцкого:

Песня летчика.

Их восемь — нас двое.
Расклад перед боем
Не наш, но мы будем играть!
Серёжа! Держись, нам не светит с тобою,
Но козыри надо равнять.

Я этот небесный квадрат не покину,
Мне цифры сейчас не важны, —
Сегодня мой друг защищает мне спину,
А значит — и шансы равны.

Мне в хвост вышел «Мессер», но вот задымил он,
Надсадно завыли винты...
Им даже не надо крестов на могилы,
Сойдут и на крыльях кресты!

Я первый. Серёжа, они над тобою!
Я выйду им наперерез.
Сбей пламя! Уйди в облака! Я прикрою!..
В бою не бывает чудес!

Сергей! Ты горишь! Уповай, человече,
Теперь на надёжность строп!
Нет! Поздно — и мне вышел «Мессер» навстречу.
Прощай! Я приму его в лоб.

Я знаю — другие сведут с ними счёты.
А по облакам скользя,
Взлетят наши души, как два самолёта,
Ведь им друг без друга нельзя.

Архангел нам скажет: «В Раю будет туго!»,
Но только ворота «щёлк»,
Мы Бога попросим: «Впишите нас с другом
В какой-нибудь ангельский полк!»

Я буду просить Бога, Духа и Сына,
Чтоб выполнил волю мою:
Пусть вечно мой друг защищает мне спину,
Как в этом последнем бою!

Мы крылья и стрелы попросим у Бога, —
Ведь нужен им ангел-ас, —
А если у них истребителей много,
Пусть пишут в хранители нас.

Хранить — это дело почётное тоже:
Удачу нести на крыле
Таким, как при жизни мы были с Серёжей
И в воздухе, и на земле.

902

С праздником Победы !
Принесла два документальных стихотворения,запомнившихся с детства.  Оба написаны в 1943 году фронтовиками.  Первому автору было 19 лет, второму - 24 года,через 3 недели он погиб.

                        Юлия Друнина
Я столько раз видала рукопашный,
Раз наяву. И тысячу - во сне.
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.

                      Михаил Кульчицкий
Мечтатель, фантазер, лентяй-завистник!
Что? Пули в каску безопасней капель?
И всадники проносятся со свистом
вертящихся пропеллерами сабель.
Я раньше думал: "лейтенант"
звучит вот так: "Налейте нам!"
И, зная топографию,
он топает по гравию.

Война - совсем не фейерверк,
а просто - трудная работа,
когда,
     черна от пота,
                  вверх
скользит по пахоте пехота.
Марш!
И глина в чавкающем топоте
до мозга костей промерзших ног
наворачивается на чeботы
весом хлеба в месячный паек.
На бойцах и пуговицы вроде
чешуи тяжелых орденов.
Не до ордена.
Была бы Родина
с ежедневными Бородино.

903

РВС написал(а):

Юлия Друнина

Может, не в тему. Но,если я ничего не путаю,Юлия Друнина покончила с собой уже в 90-е,когда рушилась и растаскивалась по частям страна,за которую в военные годы отдали свои жизни 20 с лишним миллионов людей.Вот такая трагедия!

904

Владимир Высоцкий

Мерцал закат, как сталь клинка,
Свою добычу  смерть считала.
Бой будет завтра, а пока
Взвод зарывался в облака
И уходил за перевалы

Припев:

0тставиать разговоры,

Вперед и вверх- а там…
Ведь это наши  горы,
Они помогут нам...



А до войны вот этот склон
Немецкий парень  брал с тобою,
Он падал вниз, но был спасен,
А вот сейчас, быть может, он
Свой автомат готовит  к бою.

Ты снова тот, ты собран весь,
Ты ждешь заветного сигнала,
И парень тот, он тоже здесь,
Среди стрелков из  "Эдельвейс",
Их надо сбросить с перевала.

Взвод лезет вверх, а у реки
Тот, с кем ходил ты раньше в паре,
Ты ждешь атаки до тоски,
А вот альпийские стрелки
Сегодня что-то не в ударе...



Почему все не так? Вроде — все как всегда:
То же небо — опять голубое,
Тот же лес, тот же воздух и та же вода...
Только — он не вернулся из боя.

Мне теперь не понять, кто же прав был из нас
В наших спорах без сна и покоя.
Мне не стало хватать его только сейчас —
Когда он не вернулся из боя.

Он молчал невпопад и не в такт подпевал,
Он всегда говорил про другое,
Он мне спать не давал, он с восходом вставал, —
А вчера не вернулся из боя.

То, что пусто теперь, — не про то разговор:
Вдруг заметил я — нас было двое...
Для меня — будто ветром задуло костер,
Когда он не вернулся из боя.

Нынче вырвалась, словно из плена, весна.
По ошибке окликнул его я:
«Друг, оставь покурить!» — а в ответ — тишина.,
Он вчера не вернулся из боя.

Наши мертвые нас не оставят в беде,
Наши павшие — как часовые...
Отражается небо в лесу, как в воде, —
И деревья стоят голубые.

Нам и места в землянке хватало вполне,
Нам и время текло — для обоих...
Все теперь — одному, — только кажется мне —
Это я не вернулся из боя.

905

Булат Окуджава.

До свидания, мальчики

Ах, война, что ж ты сделала, подлая,
Стали тихими наши дворы,
Наши мальчики головы подняли,
Повзрослели они до поры.

На пороге едва помаячили
И ушли за солдатом солдат,
До свидания, мальчики, мальчики,
Постарайтесь вернуться назад.

Нет, не прячьтесь вы, будьте высокими,
Не жалейте ни пуль, ни гранат,
И себя не щадите вы и всё-таки
Постарайтесь вернуться назад.

Ах, война, что ж ты, подлая, сделала,
Вместо свадеб разлуки и дым,
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестрёнкам своим.

Сапоги, ну куда от них денешься,
Да зелёные крылья погон,
Вы наплюйте на сплетников, девочки,
Мы сведём с ними счёты потом.

Пусть болтают, что верить вам не во что,
Что идёте войной наугад,
До свидания, девочки, девочки,
Постарайтесь вернуться назад.

До свидания, девочки, девочки,
Постарайтесь вернуться назад.

906

На братских могилах не ставят крестов
И вдовы на них не рыдают
К ним кто-то приносит букеты цветов
И вечный огонь зажигает

Здесь раньше вставла земля на дыбы
А нынче гранитные плиты
Здесь нет ни одной персональной судьбы
Все судьбы в единую слиты

А в вечном огне видишь вспыхнувший танк
Горящие русские хаты
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг
Горящее сердце солдата

У братских могил нет заплаканных вдов-
Сюда ходят люди покрепче
На братских могилах не ставят крестов
Но разве от этого легче?..

907

ИГОРЬ СЕВЕРЯНИН

ИНТЕРМЕЦЦО.

Сирень моей весны фимьямною лиловью
Изнежила кусты в каскетках набекрень.
Я утопал в траве, сзывая к изголовью
Весны моей сирень.

«Весны моей сирень! — И голос мой был звончат,
Как среброгорлый май. — Дыши в лицо пьяней...»
О да! о, никогда любить меня не кончит
Сирень весны моей!

Моей весны сирень грузила в грезы разум,
Пила мои глаза, вплетала в брови сны,
И, мозг испепелив, офлёрила экстазом
Сирень моей весны...
http://i018.radikal.ru/1005/75/878002dc3f0c.jpg

908

Эдуард Асадов 

ЧУДАЧКА
Одни называют ее чудачкой
И пальцем на лоб - за спиной, тайком.
Другие - принцессою и гордячкой,
А третьи просто синим чулком.

Птицы и те попарно летают,
Душа стремится к душе живой.
Ребята подруг из кино провожают,
А эта одна убегает домой.

Зимы и весны цепочкой пестрой
Мчатся, бегут за звеном звено...
Подруги, порой невзрачные просто,
Смотришь - замуж вышли давно.

Вокруг твердят ей: - Пора решаться.
Мужчины не будут ведь ждать, учти!
Недолго и в девах вот так остаться!
Дело-то катится к тридцати...

Неужто не нравился даже никто? -
Посмотрит мечтательными глазами:
- Нравиться нравились. Ну и что? -
И удивленно пожмет плечами.

Какой же любви она ждет, какой?
Ей хочется крикнуть: "Любви-звездопада!
Красивой-красивой! Большой-большой!
А если я в жизни не встречу такой,
Тогда мне совсем никакой не надо!"

909

Навеяло прекрасными иллюстрированными рассказами нашей Татьяны Евгеньевны о прекрасной Шотландии.

Роберт Бернс
(Robert Burns)
ЛЮБОВЬ И БЕДНОСТЬ


Любовь и бедность навсегда
Меня поймали в сети.
Но мне и бедность не беда,
Не будь любви на свете.

Зачем разлучница-судьба -
Всегда любви помеха?
И почему любовь - раба
Достатка и успеха?

Богатство, честь в конце концов
Приносят мало счастья.
И жаль мне трусов и глупцов,
Что их покорны власти.

Твои глаза горят в ответ,
Когда теряю ум я,
А на устах твоих совет -
Хранить благоразумье.

Но как же мне его хранить,
Когда с тобой мы рядом?
Но как же мне его хранить,
С тобой встречаясь взглядом?

На свете счастлив тот бедняк
С его простой любовью,
Кто не завидует никак
Богатому сословью.

Ах, почему жестокий рок -
Всегда любви помеха
И не цветет любви цветок
Без славы и успеха?

И ещё одно стихотворение,любимое с детства.

Роберт Льюис Стивенсон

       ВЕРЕСКОВЫЙ МЕД                       пер. С.Маршака

Из вереска напиток
Забыт давным-давно,
А был он слаще меда,
Пьянее, чем вино.

   В котлах его варили
   И пили всей семьей
   Малютки-медовары
   В пещерах под землей.

Пришел король шотландский
Безжалостный к врагам.
Погнал он бедных пиктов
К скалистым берегам.

   На вересковом поле
   На поле боевом
   Лежал живой на мертвом
   И мертвый на живом.

Лето в стране настало,
Вереск опять цветет,
Но некому готовить
Вересковый мед.

   В своих могилах тесных
   В горах родной земли
   Малютки-медовары
   Приют себе нашли.

Король по склону едет
Над морем на коне,
А рядом реют чайки
С дорогой на равне.

   Король глядит угрюмо
   И думает: "Кругом
   Цветет медовый вереск,
   А меда мы не пьем."

Но вот его вассалы
Заметили двоих -
Последних медоваров,
Оставшихся в живых.

   Вышли они из-под камня,
   Щурясь на белый свет, -
   Старый горбатый карлик
   И мальчик пятнадцати лет.

К берегу моря крутому
Их привели на допрос,
Но никто из пленных
Слова не произнес.

   Сидел король шотландский
   Не шевелясь в седле,
   А маленькие люди
   Стояли на земле.

Гневно король промолвил:
- Плетка обоих ждет,
Если не скажете, черти,
Как вы готовите мед!

   Сын и отец смолчали,
   Стоя у края скалы.
   Вереск шумел над ними,
   В море катились валы.

И вдруг голосок раздался:
- Слушай, шотландский король,
Поговорить с тобою
С глазу на глаз позволь.

   Старость боиться смерти,
   Жизнь я изменой куплю,
   Выдам заветную тайну,-
   Карлик сказал королю.

Голос его воробьинный
Резко и четко звучал.
- Тайну давно бы я выдал,
Если бы сын не мешал.

   Мальчику жизни не жалко,
   Гибель ему ни по чем.
   Мне продавать свою совесть
   Совестно будет при нем.

Пусть его крепко свяжут
И бросят в пучину вод
И я научу шотландцев
Готовить старинный мед.

   Сильный шотландский воин
   Мальчика крепко связал
   И бросил в открытое море
   С прибрежных отвесных скал.

Волны над ним сомкнулись,
Замер последний крик.
И эхом ему ответил
С обрыва отец-старик:

   - Правду сказал я, шотландцы,
   От сына я ждал беды,
   Не верил я в стойкость юных,
   Не бреющих бороды.

А мне костер не страшен,
Пусть со мною умрет
Моя святая тайна,
Мой вересковый мед.

http://s43.radikal.ru/i100/1005/ee/6594da395926.jpg

910

Эдуард Асадов
ТРУСИХА
Шар луны под звездным абажуром
Озарял уснувший городок.
Шли, смеясь, по набережной хмурой
Парень со спортивною фигурой
И девчонка - хрупкий стебелек.

Видно, распалясь от разговора,
Парень, между прочим, рассказал,
Как однажды в бурю ради спора
Он морской залив переплывал,

Как боролся с дьявольским теченьем,
Как швыряла молнии гроза.
И она смотрела с восхищеньем
В смелые, горячие глаза...

А потом, вздохнув, сказала тихо:
- Я бы там от страха умерла.
Знаешь, я ужасная трусиха,
Ни за что б в грозу не поплыла!

Парень улыбнулся снисходительно,
Притянул девчонку не спеша
И сказал:- Ты просто восхитительна,
Ах ты, воробьиная душа!

Подбородок пальцем ей приподнял
И поцеловал. Качался мост,
Ветер пел... И для нее сегодня
Мир был сплошь из музыки и звезд!

Так в ночи по набережной хмурой
Шли вдвоем сквозь спящий городок
Парень со спортивною фигурой
И девчонка - хрупкий стебелек.

А когда, пройдя полоску света,
В тень акаций дремлющих вошли,
Два плечистых темных силуэта
Выросли вдруг как из-под земли.

Первый хрипло буркнул:- Стоп, цыпленки!
Путь закрыт, и никаких гвоздей!
Кольца, серьги, часики, деньжонки -
Все, что есть,- на бочку, и живей!

А второй, пуская дым в усы,
Наблюдал, как, от волненья бурый,
Парень со спортивною фигурой
Стал спеша отстегивать часы.

И, довольный, видимо, успехом,
Рыжеусый хмыкнул:- Эй, коза!
Что надулась?! - И берет со смехом
Натянул девчонке на глаза.

Дальше было все как взрыв гранаты:
Девушка беретик сорвала
И словами:- Мразь! Фашист проклятый!-
Как огнем детину обожгла.

- Комсомол пугаешь? Врешь, подонок!
Ты же враг! Ты жизнь людскую пьешь!-
Голос рвется, яростен и звонок:
- Нож в кармане? Мне плевать на нож!

За убийство - стенка ожидает.
Ну, а коль от раны упаду,
То запомни: выживу, узнаю!
Где б ты ни был, все равно найду!

И глаза в глаза взглянула твердо.
Тот смешался:- Ладно... тише, гром...-
А второй промямлил:- Ну их к черту! -
И фигуры скрылись за углом.

Лунный диск, на млечную дорогу
Выбравшись, шагал наискосок
И смотрел задумчиво и строго
Сверху вниз на спящий городок,

Где без слов по набережной хмурой
Шли, чуть слышно гравием шурша,
Парень со спортивною фигурой
И девчонка - слабая натура,
"Трус" и "воробьиная душа".

911

Элечка написал(а):

Шар луны под звездным абажуром
Озарял уснувший городок.
Шли, смеясь, по набережной хмурой
Парень со спортивною фигурой
И девчонка - хрупкий стебелек.

Элечка,  http://solntce.4bb.ru/uploads/0000/0c/52/290514-4.gif  Тоже любишь Эдуарда Асадова? Невозможно остаться равнодушной к его стихам, таким понятным и трогающим женскую душу.

На разных языках

Мы говорим на разных языках.
Я свет луны, а ты усталый холод.
Я златоцвет, который вечно молод,
А ты песок на мертвых берегах.

Прекрасна даль вскипающего моря,
Его простор играющий широк.
Но берег мертв. Измыт волной песок.
Свистит, хрустит, с гремучей влагой споря.

А я живу. Как в сказочных веках,
Воздушный сад исполнен аромата.
Поет пчела. Моя душа богата.
Мы говорим на разных языках.
(К. Д. Бальмонт)

912

Galiv написал(а):

Элечка,  Тоже любишь Эдуарда Асадова?

Не то,что бы прям люблю,люблю. Был период лет 5 назад,когда немного меня увлек,а потом подзабыла. А вчера у sunrizen, увидела + анонс про смелую девушку  http://solntce.4bb.ru/uploads/0000/0c/52/290520-5.gif   http://solntce.4bb.ru/uploads/0000/0c/52/289991-2.gif  и вспомнилось...

Отредактировано Элечка (2010-05-15 04:42:16)

913

А мне со школьной скамьи очень дороги стихи Асадова про  Сатану, Стихи о рыжей дворняге,  В землянке.
Раз уж коснулась ранней юности. То вот еще стих оттуда.

И скучно и грустно, и некому руку подать
В минуту душевной невзгоды...
Желанья!..что пользы напрасно и вечно желать?..
А годы проходят - все лучшие годы!

Любить... но кого же?.. на время - не стоит труда,
А вечно любить невозможно.
В себя ли заглянешь? - там прошлого нет и следа:
И радость, и муки, и все там ничтожно...

Что страсти? - ведь рано иль поздно их сладкий недуг
Исчезнет при слове рассудка;
И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, -
Такая пустая и глупая шутка...

(Михаил Лермонтов)
******************************************

Раз есть грустный стих, принесу еще один грустный.

С самим собой наедине
Побыть неплохо, если знаешь,
Что сам себе не помешаешь.
Побыть с собой наедине…

Поговорить без суеты,
Поспорить, но без раздраженья,
И перейти без разрешенья
В любой момент с собой на «ты».

Не думать как и что сказать
В момент душевного волненья,
И без малейшего стесненья
Поплакать и похохотать.

А если хочется молчать –
Молчи, коли молчать приятно,
Поскольку некому превратно
Твое молчание понять.

(Игорь Тальков) 1983 г.

914

послеполуденно к мелодии потаённой звезды...

Криспи

лето
по улице ходят люди горбатые тяжестью неба
будет
над улицей ходит небо без тени сомнений о влаге
время 
копания кладов 
на всех дорогах
под видом прокладки труб 
водяные знаки 
на облакатых закатах 
мрамором от эллады 
шоколадные солнца 
вплавленные в цукаты 
полу-сонная живность в чёрно-белых режимах
спрятанные собаки 
/смотрят винтажные фильмы/
в шуме и моногаме сухопутным дельфином
медленным оригами
ночь напростынна спинам
так ни одна комета не пролетала ближе
выжженною травою
разница между двое...

за потаённой звездою в полушагах с крыши
дождь только слово стоит
ли повторять лишне
лето чего ты хочешь
всё как должно дальше
с точностью многоточий
тою недочитавшей...

13.07.10

915

Если ж он не скулил не ныл
Пусть он хмур был и зол но шел
А когда ты упал со скал
Он стонал но держал

Если шел за тобой как в бой
На вершине стоял хмельной
Значит как на себя самого
Положись на него

916

Корабли постоят и ложатся на курс,
Но они возвращаются сквозь непогоду.
Не пройдет и полгода - и я появлюсь,
Чтобы снова уйти, чтобы снова уйти на полгода.
Не пройдет и полгода - и я появлюсь,
Чтобы снова уйти, чтобы снова уйти на полгода.
Возвращаются все, кроме лучших друзей,
Кроме самых любимых и преданных женщин.
Возвращаются все, кроме тех, кто нужней.
Я не верю судьбе Я не верю судьбе, а себе - еще меньше.
Возвращаются все, кроме тех, кто нужней.
Я не верю судьбе Я не верю судьбе, а себе - еще меньше.
И мне хочется верить, что это не так,
Что сжигать корабли скоро выйдет из моды.
Я, конечно, вернусь, весь в друзьях и в мечтах,
Я, конечно, спою Я, конечно, спою - не пройдет и полгода,
Я, конечно, вернусь, весь в друзьях и в делах,
Я, конечно, спою, Я, конечно, спою - не пройдет и полгода,
Не пройдет и полгода, не пройдет и полгода

(Владимир Высоцкий)

Уже 30 лет прошло -  25 июля день памяти легендарного барда и поэта.

917

Стишок  для поднятия настроения:

Я такая Лапочка!
Я такая Цаца!
На меня, Красавицу
Не налюбоваться!
Я такая Умница!
Я такая Краля!
Вы такой Красавицы
Сроду не видали!
Я себя, любимую
Холю и лелею!
Ах, какие плечики!
Ах, какая шея!
Талия осиная,
Бархатная кожа -
С каждым днем красивее,
С каждым днем моложе!
Зубки, как жемчужинки -
С каждым днем прочнее!
Ножки - загляденье -
С каждым днем стройнее!
Волосы шикарные -
Вам и не мечталось!
На троих готовили -
Мне одной досталось!
Никого не слушаю,
Коль стыдят и хают!
ПОТОМУ ЧТО ЛУЧШАЯ!
ПОТОМУ ЧТО ЗНАЮ!

918


Вспоминай



А все казалось – она не бездонная,
Что есть и для боли предел у души…
Это ж, какая по счету – бессонная?
И сколько будет еще? – скажи…
Ты не думай, я вовсе не к жалости -
Мне другая судьба ни к чему,
Но, наверное, я от усталости
Все пытаюсь понять: почему?!
Хоть давно на вопросы отвечено,
И в них нового мне не найти –
Было счастье не вовремя встречено,
И был голос твой: отпусти!
А ведь мне до конца не поверилось,
Что смогу я ладони разжать,
И синичку, что так мне доверилась,
Не получится в них удержать.
Улетела. А жизнь не кончается…
И, наверное, в этом беда –
Почему-то не получается
Жить как прежде мне без тебя.
Нет обиды, – такая нелепица,
Вот сказать бы себе: ну и пусть!
Ведь Земля и без глаз твоих вертится,
Ведь не вечно в душе моей грусть…
Но не скажется так, и не сбудется –
Может, правда, нет лучше тебя?
Если Осенью сердце простудится –
Не отпросишься у Сентября.
От его золотого касания
Никуда мне уже не уйти -
Я же дал Сентябрю обещание
Не просить его: отпусти…
И листва все летит в наше прошлое,
Не пуская разлуки снега…
Слышишь, Солнышко… 
слышишь, хорошая?
Вспоминай меня… 
иногда…
(Сказочник)

919

Виктор Цой

Место для шага вперёд.

У меня есть дом, только нет ключей.
У меня есть солнце, но оно среди туч.
Есть голова, только нет плечей.
Но я вижу, как тучи режут солнечный луч.

У меня есть слово, но в нем нет букв.
У меня есть лес, но нет топоров.
У меня есть время, но нет сил ждать.
И есть еще ночь, но в ней нет снов.

И есть еще белые-белые дни,
Белые горы и белый лед.
Но все, что мне нужно -
Это несколько слов
И место для шага вперед.

У меня река, только нет моста.
У меня есть мыши, но нет кота.
У меня есть парус, но ветра нет.
И есть еще краски, но нет холста.

У меня на кухне из крана вода.
У меня есть рана, но нет бинта.
У меня есть братья, но нет родных.
И есть рука, и она пуста.

И есть еще белые-белые дни,
Белые горы и белый лед.
Но все, что мне нужно -
Это несколько слов
И место для шага вперед.

920

Марина Цветаева.

Хочу у зеркала, где муть
И сон туманящий,
Я выпытать - куда вам путь
И где пристанище.

Я вижу: мачты корабля,
И вы на палубе...
Вы - в дыме поезда... Поля
В вечерней жалобе...

Вечерние поля в росе,
Над ними -вороны...
-Благославляю вас на все
Четыре стороны!

921

Дмитрий Быков. На самом деле мне нравилась только ты...
На самом деле мне нравилась только ты,
мой идеал и мое мерило.
Во всех моих женщинах были твои черты,
и это с ними меня мирило.
Пока ты там, покорна своим страстям,
летаешь между Орсе и Прадо, —
я, можно сказать, собрал тебя по частям.
Звучит ужасно, но это правда.
Одна курноса, другая с родинкой на спине,
третья умеет все принимать как данность.
Одна не чает души в себе, другая — во мне
(вместе больше не попадалось).
Одна, как ты, со лба отдувает прядь,
другая вечно ключи теряет,
а что я ни разу не мог в одно все это собрать —
так Бог ошибок не повторяет.
И даже твоя душа, до которой ты
допустила меня раза три через все препоны, —
осталась тут, воплотившись во все живые цветы
и все неисправные телефоны.
А ты боялась, что я тут буду скучать,
подачки сам себе предлагая.
А ливни, а цены, а эти шахиды, а роспечать?
Бог с тобой, ты со мной, моя дорогая.

922

Рыбный вальсок

Позови меня, брат, позови меня, ласковый брат,
Мы пойдем по дороге туда, где пылает закат,
Где лини и язи при поддержке язей и линей,
Выясняют, какой из князей и который длинней.

Подожди меня, брат, подожди меня, ты терпелив.
Там, должно быть, отлив, а быть может, и вовсе прилив,
Там качаются сосны в сережках тягучей смолы,
Под нежаркое солнце весь день подставляя стволы.

Приведи меня, брат, приведи меня, ибо туда
В одиночку не ходит ни ветер, ни снег, ни вода.
Даже реки, которые были знакомы едва,
Прибывают туда, заплетаясь, как два рукава.

Так что смело шагай, предъявляй меня как аусвайс,
И ныряй в этот вальс, ты ведь понял, что всё это вальс.
На песочный паркет, на сосновый кудрявый шиньон
То язи, то лини серебристой сорят чешуей.

А закат всё пылает, пылает, никак не сгорит.
Не гони меня, брат, не гони, я впишусь в этот ритм,
В этот круг. В этом кружеве всё невпопад в голове -
То язей, то правей, то ли нет - то линей, то левей.

И прилив переходит в отлив или наоборот,
И танцуют жуки среди мшистых лохматых бород,
И Каспийское море в условно укромной тиши
Торопливо впадает в раскрытую волжскую ширь.

И пылает закат, а потом догорает закат,
Не кончается вальс, но кончается сила в руках,
Потускневшая, но дорогая еще чешуя
Возвращается, тихо вращаясь, на круги своя.

Пристрели меня, брат, пристрели, ты же дружишь с ружьем,
Потому что отсюда никто не уходит вдвоем,
Ни линя, ни язя. В одиночку уходят, скользя.
И подолгу молчат. Потому что об этом нельзя.

Изя Райдер (izubr) Август 2010г

В ЖЖ Аля Кудряшова просит не приписывать ей авторство вот этого стиха (И ты, вероятно, спросишь: какого лешего? А я отвечу пафосно: было нужно. Ну, в общем, кажется, звали его Иешуа), а так же другим отсоветовать.

Отредактировано Galiv (2010-08-28 16:35:03)

923

Золотая осень
Борис Пастернак 

Осень. Сказочный чертог,
Всем открытый для обзора.
Просеки лесных дорог,
Заглядевшихся в озера.

Как на выставке картин:
Залы, залы, залы, залы
Вязов, ясеней, осин
В позолоте небывалой.

Липы обруч золотой —
Как венец на новобрачной.
Лик березы — под фатой
Подвенечной и прозрачной.

Погребенная земля
Под листвой в канавах, ямах.
В желтых кленах флигеля,
Словно в золоченых рамах.

Где деревья в сентябре
На заре стоят попарно,
И закат на их коре
Оставляет след янтарный.

Где нельзя ступить в овраг,
Чтоб не стало всем известно:
Так бушует, что ни шаг,
Под ногами лист древесный.

Где звучит в конце аллей
Эхо у крутого спуска
И зари вишневый клей
Застывает в виде сгустка.

Осень. Древний уголок
Старых книг, одежд, оружья,
Где сокровищ каталог
Перелистывает стужа.



Галина Беспалова
Вы меня не ждали вовсе?
Я пришла - встречайте Осень -
Следом за ушедшим летом -
Белым бантом и букетом,
И звонком, зовущим в классы,
Ароматом дынь с террасы,
Яблок спелых сочным хрустом,
Гнёздами, в которых пусто,
В небе журавлиным клином,
Красной ягодой калины,
Ветром, рвущим листья с веток,
В злато, пурпур разодетых,
Нудно-грустными дождями…
И, конечно же, стихами.

http://s57.radikal.ru/i157/1009/ff/3d8b4d1bc979.jpg

дважды розовый вкус зелёной звезды бетельгейзе...

Криспи
в высоком небе растёт странная звезда бетельгейзе
её любил жевать индийский писатель гессе
когда по головам сошедшие ирокезы
под томагавков барабанную дробь пели мессы
послушай гессе как-то сказал друг его кафка
не пей степь если ты её никогда не видел
купим-ка лучше бутылочку брамса в ближайшей лавке
на закате солнца как советовал брат овидий
что ж пожалуй ты прав друг мой ситный
рама кришна рассказывал мне про такой вечер
когда он встретил впервые жену свою ситу
в розовом свете домов по улице бесконечно
тихие до небес голоса прохожих 
нечто невыразимое в продолжении мига
блаженное растворение как любил ошо
помнишь он заходил утром вдвоём с книгой
розовые облака краски вечер начат
что ещё нам сейчас в этот час нужно
будем наблюдать сквозь бокалы прозрачность
тихо катится себе подальше ужин
брат а ты никогда не пробовал дышать звёзды
в ночных странствиях где-нибудь посреди праны
когда небесный ветер их лепестков чуть позже
звучащего длинь колокольчиков цветов брамы
да брат ночь вообще занятная вещица
давай-ка капельку ещё этого стеклянного звона
ты любишь брамса пока он не истощится
потом улетать ночное небо бессонно
до утра потом опять невидимо придёт ошо
танцуя под музыку басё свои песни
время когда мыслится о хорошем
наверно от усталости мир чудесен
так они долго ещё сидели на террасе
гессе временами срывал листья бетельгейзе
и если закат был розами которые облака красят 
то к утру всё растаяло и стало как говорил гессе...

27.08.10

Отредактировано sunrizen (2010-09-04 12:26:13)

924

фиолетовым мечтам вечернего смотрителя 3х фонтанов

Криспи
нежность подобна пальцам тихого дождя 
палящее дыхание лета везде изнеоткуда
вечерний смотритель трёх фонтанов уходя
не видит сразу цели дальней прогулки трудно
достигнув моста со взглядами фиолетовым мечтам
на пути назад ночные цветы по клумбам
синие огни ударяются о стену тают там
ритмами неслышимой ни для кого румбы
далее подряд три вторых руки одного дома
медленно ночное имя твоё капитан немовидимка
сталью ускоряясь призрачно-далеки от истомы
медные в новый дымный проём листа demo-картинки
четыре дня до прохладного прощания лета
когда меньше всего глобуса в твоих мыслях 
/что это было пух/ луна восходящая кометой 
сквозь грохот дороги полная история маленького принца
так сразу а пока спящие из темноты деревья
притихшие дома никогда не будущее другим городам
молчание переизмеряющее за тишиной время
до вторника которым неизменно движет солнечная среда...

10.09.10

925

Про Город и его Кошку

Она ходила по крышам домов и машин
Она забывала всех тех, кто портил ей жизнь
Она была кошкой и грацией и душой
А Город под ней был уютный и небольшой

Она ненавидела всех кобелей и сук
Она обожала птиц за свободу рук
Она не умела летать, но любила высь
Она хохотала над тем, кто шипел ей: «Брысь!»

Она признавала лишь воду и молоко
Всегда обходила то место, где глубоко
Смотрела своими зелеными сказки снов
И знала: Слова бесполезны - важно без слов

Она улыбалась, мурлыча простой мотив
Была импозантна лишь с теми, кто был учтив
А Город под ней был уютный и дорогой
Ведь Город ее понимал как никто другой

Саша Бес, 17.11.2008г

926

утро как незаметный выход из наво-днения...
Криспи город наводнили грачи
город переполнен чёрными людьми зимы 
похоже я один из лета
третья осень
прерванная в небесах птица
/птицам не дано там где больше нет воздуха/
листья на ветру мыслями зелёные возгласы
случайно встречные мимолётно бледные пятна-лица 
те что без следа никогда не замечая рассвета
дорога быстра прохлада за час спета
песенка давно позабытого о чём он фильма 
тайная тропинка прежнего гекльберри финна не для сегодня
мягкие шаги асфальта 
мимо
пока притяжение снов неощутимо
пока приближение солнца тянет гольфстримом
по-утреннему 
чуть позже на час или больше вернувшись к лету
день переходит границу вечера танцами
редкого населения воздуха теплом согретого
и новые паутинки начинают свои наивные странствия
сентябрь...

15.09.10

927

Хокку.Времена года.

***
Падают листья,
Кружась над уснувшими весями-
Осень пришла.

***
Зимнее утро
Укроет мир белой периной-
Хочется спать.

***
Cолнечный зайчик
Меня разбудил ранним утром-
Вот и весна!

***
Белая вата
Облаков на июньском небе-
В городе лето.

Морской пейзаж.
Воды морские
Сольются с безоблачным небом,
Чайки кричат...

Полдень в пустыне.
Вот черепаха ползёт не спеша по пустыне.
Cолнце палит.

928

sunrizen, тезка, можно присоединиться?

О, этот путь в глуши!
Сгущается сумрак осенний
И не живой души!
           
             ***

Осень уходящая
Сыплет, сыплет по пути
Листья кленов красные

          ***

Лист летит на лист.
Все осыпалось и дождь
Хлещет по дождю!

          ***

Как пляшет огонек!
Сквозь запертые ставни
Осень рвется в дом.

         ***

Конец осенним дням.
Уже раскрыла руки
Каштанов скорлупа.

         ***

Льют майские дожди!
И ветер в листьях сливы
Свежо зазеленел.

929

Какая прелесть, девочки! Совсем мало слов, а всё прямо ... как будто сразу  - в кровь )

930

Мэри написал(а):

sunrizen, тезка, можно присоединиться?

И даже нужно! http://solntce.4bb.ru/uploads/0000/0c/52/290507-4.gif 

Nevermore написал(а):

Совсем мало слов, а всё прямо ... как будто сразу  - в кровь )

Аха! Это наш любимый минимализм в поэзии.Несколько слов,а какая ёмкость и глубина. http://solntce.4bb.ru/uploads/0000/0c/52/290505-4.gif 
И вместе с тем изысканность и лёгкость.
А ещё люблю хокку за удивительную образность.
Каждое трёхстишие-отдельно взятая картинка,которая буквально стоит перед глазами и просится на полотно или карандашную зарисовку.
Добавлю немного Японии для полноты ощущений.

http://s47.radikal.ru/i117/1010/17/e84ad8763a7a.jpg

931

А это уже Блок.
Осенний день.

Идем по жнивью, не спеша,
С тобою, друг мой скромный,
И изливается душа,
Как в сельской церкви темной.

Осенний день высок и тих,
Лишь слышно - ворон глухо
Зовет товарищей своих,
Да кашляет старуха.

Овин расстелет низкий дым,
И долго под овином
Мы взором пристальным следим
За лётом журавлиным...

Летят, летят косым углом,
Вожак звенит и плачет...
О чем звенит, о чем, о чем?
Что плач осенний значит?

И низких нищих деревень
Не счесть, не смерить оком,
И светит в потемневший день
Костер в лугу далеком...

О, нищая моя страна,
Что ты для сердца значишь?
О, бедная моя жена,
О чем ты горько плачешь?

932

Время познаний

Вот и настало время скитаний,
Время дневных и безгрешных свиданий,
Время спасения вечной души,
Время сказать: потерпи, не спеши.

Время для тихой не узнанной песни,
Время на время быть врозь, а не вместе,
Время скрываться от правды и фальши,
Время понять: что ближе, что дальше.

Время расставить все четко и метко
Время познаний кто птица, кто клетка,
Время на время меняться местами,
Время молчать, пока нас не застали.

Время сказать: не держу, отпускаю.
Сердце в кулак, а ладонь разжимаю.
Сердце в кулак, а ладонь разжимаю,
Время сказать" не держу, отпускаю!"

Но, не отрекаются любя…
Помнишь? Не отрекаются любя!

Вот и настало время разлуки.
Стрелы в колчан и разомкнуты руки.
Время бежать в одиночку от стужи,
Время понять, что ты больше не нужен.

Время настроя прицелов на точность,
Время проверки на гибкость и прочность,
Время просвета и время пути,
Время подняться и просто идти.

Время летать в самолетах из стали,
Время любить, когда нас перестали,
Время немых, бестелесных ночей,
Время сказать себе: снова ничей!

Время сказать: не держу, отпускаю!
Сердце в кулак, а ладонь разжимаю,
Сердце в кулак, а ладонь разжимаю,
Время сказать: не держу, отпускаю!

Но, не отрекаются любя…
Помнишь? Не отрекаются любя!

2006г
Е. Костягина (МоноЛиза)

933

Осень в городе
0.
Меня кто-то любит, Боже мой, кто б то ни был,
Меня кто-то помнит, Боже мой, кто б то не жил,
Пусть им - всем тем - нарисованы будут нимбы,
Пусть им - всем вам - адресована будет нежность.

1.
Этот дождь на стекле,
Этот блеск, по воде бегущий,
Этот лгущий, неверный шум в городском саду.
То ли ночи стали светлей,
То ли пиво гуще,
То ли я тебя вижу чаще, чем раз в году.

То ли листья шуршат,
То ли кошки по крышам бегают,
То ли просто окно задрожало от сквозняка,
Ты ступаешь на черные клетки,
А я на белые.
Так что кто-то должен выиграть наверняка.

2.
И мне не важно, с кем ты меня поделишь,
Каких ты в жизни достигнешь еще высот.
Когда ты спишь, ты стремительно молодеешь -
Тебе не дашь пяти или пятисот.

Ты дышишь такими нотами, обертонами,
Твоя голова.. Какая там голова.
Ты так белобрыс, что, в общем, не важно, что на ней -
Январский снег, сентябрьская трава.

Насколько ты независим, насколько вправе я
Хранить ключи бессонных твоих ключиц?
Тебя спасают боги моей окраины,
Все те, кого ты в центр не смог включить.

И мы идем по улицам, будто ищем их,
Такая святая, глупая эта жизнь.
Блаженны нищие духом, поскольку нищему
Открыты закоулки и этажи.

3.
Чтобы так сочинять, нужно много всего уметь,
Различать на ощупь - золото или медь,
Различать на запах, что там - латунь, свинец,
Различать на веру - начало или конец.

Различать, размечать, отмеривать по чуть-чуть,
Темнобровы чухонцы, но белоглаза чудь.
То ли ветер с залива, то ли же кони в рысь,
Но ты так белобрыс ночами, так белобрыс.

Ты меня не отпустишь, но я же не полюблю,
Я отдамся ночью последнему кораблю,
Под конец навигаций в последний ночной заплыв,
Я уйду, твои слова на ветру забыв.

Не жалей обо мне, не жди, не броди, не ной,
Кто там ходит по нашей Троицкой и Сенной,
Кто там курит на Марсовом, греясь возле огня,
Не жалей обо мне, не бойся, не жди меня.

4.
Как ты счастлив, милый мой, мать твою, то есть Господи,
Как ты выращен в этой Троицкой и Сенной
На тебя написан тот самый вселенский ГОСТ, поди,
Тот единственный, самый правильный проездной,

Кем ты выращен, кем ты вылюблен, кем ты пестован,
То ли в вечном споре с режимом, то ли не в нем,
Как ты так живешь на Литейном или на Пестеля,
Без царя, без башки, но при этом с вечным огнем.

Все мои подруги тысячу лет как замужем,
Только я ловлю в лукавом твоем аду
Твой тяжелый луч, твой беглый взгляд ускользающий,
Если выживу - то не жди меня, я приду.

5.
Листвяное, словесное, снежное сыплешь крошево,
Почему, ты такая ласковая, такая брошенная,
Не смотри на это будущее, не трожь его,
Все равно никто не уходит, чтоб навсегда.
Под мостом движенье гномье, чужое, троллье ли,
Под мостом всегда движенье одностороннее,
Не ходи за ним, не мучай его, не тронь его.
До чего холодна вода.
До чего ледяна вода.

Октябрь 2010
Пишет Изя Райдер (izubr)

934

Расул  Гамзатов

      Песня

Исчезли солнечные дни,
И птицы улетели,
И вот одни проводим мы
Неделю за неделей.

Вдвоем с тобой, вдвоем с тобой
Остались ты да я...
Любимая, любимая,
Бесценная моя!

На косы вновь твои смотрю,
Не налюбуюсь за день...
Птиц улетевших белый пух
Пристал к отдельным прядям...

Пусть у меня на волосах
Лежит, не тая, снег...
Но ты, моя бесценная,
Как прежде, лучше всех.

Все краски вешние неся,
Вернутся снова птицы.
Но цвет волос, но цвет волос
С весной не возвратится.

И солнцу улыбнемся мы,
Печали не тая ..
Любимая, любимая,
Бесценная моя.

Криспи

две собаки сгоревшего цвета
носятся за собакой свалявшегося медведя
утренние игры зацепившегося за лето
перехода к осени пока солнце светит
сквозь тучи небо слегка хмурится
морося к вечеру дождём соскученным
улицы улицы перемокрые курицы
случайных прохожих под моросящими тучами
движемся вместе пока дождь отдыхая
стихает в ночь просыпаясь громом
полночный всадник промчась верхами
невидимым мокрым плащом ровно
покроет землю капли капли стучат о кровлю
деревьев сонных тревожат знак ли
что спать и полночь по всем началам равностороння
переступая перегружая дневную матрицу снами снами
туда где памяти содержанием свернулась разница временная
в прорехах ночи приснись без всякого иного умысла просто лёгкими
воспоминаниями одинаковых слов придуманных про далёких мы...

06.10.10

935

Борис Пастернак

ОСЕНЬ

Я дал разъехаться домашним,
Все близкие давно в разброде,
И одиночеством всегдашним
Полно всё в сердце и природе.

И вот я здесь с тобой в сторожке.
В лесу безлюдно и пустынно.
Как в песне, стежки и дорожки
Позаросли наполовину.

Теперь на нас одних с печалью
Глядят бревенчатые стены.
Мы брать преград не обещали,
Мы будем гибнуть откровенно.

Мы сядем в час и встанем в третьем,
Я с книгою, ты с вышиваньем,
И на рассвете не заметим,
Как целоваться перестанем.

Еще пышней и бесшабашней
Шумите, осыпайтесь, листья,
И чашу горечи вчерашней
Сегодняшней тоской превысьте.

Привязанность, влеченье, прелесть!
Рассеемся в сентябрьском шуме!
Заройся вся в осенний шелест!
Замри или ополоумей!

Ты так же сбрасываешь платье,
Как роща сбрасывает листья,
Когда ты падаешь в объятье
В халате с шелковою кистью.

Ты - благо гибельного шага,
Когда житье тошней недуга,
А корень красоты - отвага,
И это тянет нас друг к другу.


И. Бунин
В полях сухие стебли кукурузы,
Следы колес и блеклая ботва.
В холодном море — бледные медузы
И красная подводная трава.

Поля и осень. Море и нагие
Обрывы скал. Вот ночь, и мы идем
На темный берег. В море — летаргия
Во всем великом таинстве своем.

«Ты видишь воду?» — «Вижу только ртутный
Туманный блеск...» Ни неба, ни земли.
Лишь звездный блеск висит под нами — в мутной
Бездонно-фосфорической пыли.

936

Осенью
А. Фет
Когда сквозная паутина
Разносит нити ясных дней
И под окном у селянина
Далекий благовест слышней,

Мы не грустим, пугаясь снова
Дыханья близкого зимы,
А голос лета прожитого
Яснее понимаем мы.

937

Криспи

Зелёная как никогда осень 
идёшь и солнце азбукой morze сквозь забор
вечер поющий бротиган в утреннем кроссе
кто ты йоркшир или ланкастер 
с тех самых пор
белая 
кошка в чёрном плаще
навстречу собаке
пока про тебя поёт
джим моря сон
летят цеппелины и пипеллацы
выпутав знаки 
жуют казинаки львы и зеваки
элькорасон
скользящим взором безоблачным небом за лоскутками
плывущими изредка прямо к солнцу в его гипноз
внизу цветы улетают бесследны земля и камни
никто не догонит разве проснётся одна из роз
вечер 
тихая ночь продолжаясь ночью 
кто-то алмазный из тех кто не будет днём
свитой юпитера с медленною луною 
как и вчера до утра 
за моим окном...

20.10.10

938

Н.Заболоцкий.

Облетают последние маки,
Журавли улетают, трубя,
И природа в болезненном мраке
Не похожа сама на себя.

По пустыной и голой алее
Шелестя облетевшей листвой,
Отчего ты, себя не жалея,
С непокрытой бредешь головой?

Жизнь растений теперь затаилась
В этих странных обрубках ветвей,
Ну, а что же с тобой приключилось,
Что с душой приключилось твоей?

Как посмел ты красавицу эту,
Драгоценную душу твою,
Отпустить, чтоб скиталась по свету,
Чтоб погибла в далеком краю?

Пусть непрочны домашние стены,
Пусть дорога уводит во тьму,-
Нет на свете печальней измены,
Чем измена себе самому.

1952

Отредактировано sunrizen (2010-10-25 21:30:16)

939

ПОКА СОЛНЦЕ...
Криспи
пока движение навстречу солнцу
трещины на асфальте красного цвета
время сегодня большая конфета
в руках маленького ребёнка
люди же ходят по краю неба
шестиугольный циркуль ждёт всё там же
до возвращения к инопланетным
звучаниям зажатых границ пейзажа
дальше если ты меня видишь
скажи что я тебе нужен
дальше если я тебе нужен
скажи что ты меня видишь
за бесконечностью твоих комнат
простая пара слов ну же
то что позабыв вспомнишь
пусть и не всякий раз проснувшись
помнит ли океан каждую рыбу выброшенную на берег
помнит ли дерево каждый свой прошлогодний лист
помнит ли небо плачет ли о потере
мимолётности быстрого прочерка сверху-вниз
забудь
лунный свет льётся стекая по крыше напротив
луна убывает вслед за струящимся из кувшина лунным молоком
впрочем всё равно чай в глубинах фарфора тёмно-чайного цвета в круговороте
тоненького звона чайной ложечки ни о ком...

27.10.10

940

Арсений Тарковский

Вот и лето прошло,
Словно и не бывало.
На пригреве тепло.
Только этого мало.
Всё, что сбыться могло,
Мне, как лист пятипалый,
Прямо в руки легло.
Только этого мало.
Понапрасну ни зло,
Ни добро не пропало,
Всё горело светло.
Только этого мало.
Жизнь брала под крыло,
Берегла и спасала.
Мне и вправду везло.
Только этого мало.
Листьев не обожгло,
Веток не обломало...
День промыт, как стекло.
Только этого мало.

941

sunrizen написал(а):

Криспи
Зелёная как никогда осень
идёшь и солнце азбукой morze сквозь забор

Мэри написал(а):

ПОКА СОЛНЦЕ...
Криспи
пока движение навстречу солнцу

sunrizen написал(а):

Арсений Тарковский
Вот и лето прошло,
Словно и не бывало.
На пригреве тепло.
Только этого мало.

Девушки, как же хорошо!  http://solntce.4bb.ru/uploads/0000/0c/52/290519-3.gif

942

Андрей Белый
 
   
В ПОЛЯХ

Солнца контур старинный,
золотой, огневой,
апельсинный и винный
над червонной рекой.

От воздушного пьянства
онемела земля.
Золотые пространства,
золотые поля.

Озаренный лучом, я
спускаюсь в овраг.
Чернопыльные комья
замедляют мой шаг.

От всего золотого
к ручейку убегу -
холод ветра ночного
на зеленом лугу.

Солнца контур старинный,
золотой, огневой,
апельсинный и винный
убежал на покой.

Убежал в неизвестность.
Над полями легла,
заливая окрестность,
бледносиняя мгла.

Жизнь в безвременье мчится
пересохшим ключом:
все земное нам снится
утомительным сном.

*     *      *

Небо в облаках белее снега
И пушистей чем домашний кот.
Дремлется легко - истома-нега
Просыпаться раньше не даёт.

За окном в пространстве обозримом
Стынут в колком инее леса:
Милый, ты привык настолько к зимам,
Что уже не понимаешь сам -

Это не проклятье и не вечно,
Холодность - не жизни благодать.
Время есть разлук и время встречи,
Время созревать и увядать,

Просыпаться, словно лист зелёный,
Превращая прочный лёд в капель.
Посмотри, я сплю в тебя влюблённо,
На дворе - зима, в душе - апрель.

Знаешь, это просто и приятно
Спозаранку верить в чудеса.
Зайчики, как солнечные пятна,
Заблудились в пышных волосах.

Солнце скачет озорной лисицей
В облаках оконце распахнув:
Я хочу сейчас в тебя влюбиться,
Чтобы встретить новую весну.

*        *       *

Она всегда была немного кошкой...
Она любила спать и молоко,
И под перчаткой каждая ладошка
Скрывала пять изящных коготков
Когда в больших глазах ее блестящих
Луна свой отражала свет слегка,
Она казалась кошкой настоящей,
Готовой для внезапного прыжка.
Она спала калачиком под пледом,
А иногда и вовсе не спала...
Но каждый день назло дождям и бедам
Была непринужденно весела.
Не каждый мог ее погладить шерстку,
Иной, кто часом мимо проходил,
Трепал за ушком...
Но мечтала кошка,
Чтоб кто-то добрый кошку приручил!
Пушистый снег ей волшебством казался,
А шоколад – лекарством от разлук.
К рассвету нежный сон ее касался,
Во сне ей снилась пара теплых рук.
...Мерцает светом лунная дорожка,
Чуть слышен звук шагов ее в ночи,
Однажды навсегда уходит кошка,
Которую не смог ты приручить!




КОШКА - Я - КОШКА

Я – кошка. Жёлто-зеленые глаза и тело гнётся мягко. Строга я в меру.
Я независима, спокойна, но могу надрать любой собаке нос.
Я – кошка. Но, могу быть львицей, или чёрною пантерой.
Ещё могу быть ласковой. Могу, шутя пустить всё под откос.
Я – кошка. Я так живу. Я чувствую себя такой, давно, с рожденья...
Всё в этом мире мне известно, нет вопросов глупых, суеты и грёз.
Я не лукавлю, всё это пришло ко мне в одно счастливое мгновенье.
Вы не увидите в моих глазах печаль, тоску, и капель горьких слёз.
Я – своенравна, знаю это я. Изменчива. Чутка. Но, что поделать?
Я такова, какой меня создал Господь. Какой пришла я в этот мир.
Кого-то раздражаю я. Кому-то нравлюсь очень. Кто-то мне поверит.
Наверно, так должно быть. Что я злю кого-то, а для кого-то, я - кумир.
Я - кошка… Я заботливая мать, я знаю дом и все его секреты берегу.
Я не отдам врагам любимых, мне родных, и близких, дорогих созданий.
Я – кошка. Я не по правилам проверенным живу, и не по лёгкому Пути иду.
Сама я по себе брожу, скитаясь меж миров, меж Космоса, меж мирозданий.

http://s008.radikal.ru/i303/1011/a1/3c41e729303f.jpg


Осень.

Осення ночь,качели,луна,
Чуть музыку слышно с чужого окна,
А в небе царит голубая звезда,
Вновь дарит сиянье свое мне она.
Чуть слышен березовых шелест листов,
И ветер ласкает края облаков,
Кружит в своем вальсе ночной листопад,
Им ритм не нужен,кружат-наугад.
Мурчит на скамеечке маленький кот,
Тревоги не знает,не знает невзгод.
Мелодия ночи любовь сохранит,
Оставлю ее и душа замолчит.
Наступит ноябрь,декабрь,январь,
На смену придет одинокий февраль,
Замерзли деревья,нет света звезды,
Нет ночи с шуршаньем осенней листвы.
Придет и весна,и птицы вернутся,
Сердца молодых от зимы вновь проснутся,
Пройдет еще лето,и так-целый год,
И осень опять во владенья придет.
Осенняя ночь и шуршанье листвы,
Чуть слышно дыханье забытой любви,
Пусть время пройдет,не вернешься сюда,
Но осень любовь сохранит-навсегда.



Константин Бальмонт

Есть в русской природе усталая нежность,
Безмолвная боль затаенной печали,
Безвыходность горя, безгласность, безбрежность,
Холодная высь, уходящие дали.

Приди на рассвете на склон косогора,
Над зябкой рекою дымится прохлада,
Чернеет громада застывшего бора,
И сердцу так больно, и сердце не радо.

Недвижный камыш. Не трепещет осока.
Глубокая тишь. Безглагольность покоя.
Луга убегают далёко-далёко.
Во всем утомленье - глухое, немое.

Войди на закате, как в свежие волны,
В прохладную глушь деревенского сада,
Деревья так сумрачно-странно-безмолвны,
И сердцу так грустно, и сердце не радо.

Как будто душа о желанном просила,
И сделали ей незаслуженно больно.
И сердце простило, но сердце застыло,
И плачет, и плачет, и плачет невольно

943

Криспи

на какой-то миг осознаёшь что эти деревья вокруг тебя 3d
твой аватар быстро карабкается вверх не привлекая внимания
крокодилы-змеи-ящерицы-черепахи-рэп-тилии и тд
lost news таинственных телодвижений под псевдонимбами в ту-мане
вечно рассредоточенный ковбой широкополая шляпа со sвиsающими полями
лесами листвой броvей недорисованных силуэтов прозрачных деревьев
too man далее никакой видимой разницы между тополями
предрассветная предопределённость сумерек молчаливо переполняющая время
путь сверху путь снизу параллельные перемещения avva-tara
фонари подслеповато щурятся прежде чем забыться дневными снами
лениво выгнувшиеся анаконды улиц заглатывают тающие и без того фары
чёрные птицы в невидимом пространстве дремлют мудро нахохлившись терпеливым знаньем
неизбежности переплетения чёрных крыльев с белым утром согласно закону иньяна
темнота неуклонно перерастает в медленный после-сумеречный свет
сквозь воздух в котором каждый вдох пока ещё чистая пранаяма
но тот кто с выше уже возвращается и тихо шепчет при-вет...

08.11.10

944

sunrizen,

sunrizen написал(а):

Криспи

!!!!!!!

945

Еще немного осени:

Дни миновали счастливые- нет их
Было цветов, сколько сердце захочет
Легче нарвать было сотни букетов
Нежели нынче цветочек

Ветер завыл и дожди заструились
Трудно найти средь родимого луга
Трудно найти, где цветы золотились
(Тайну) любимого друга

Будь же доволен осенним листочком
В дружеской был он руке хоть не ярок
Будь ему рад, наконец, и за то, что
Это последний подарок.

Не могу одно слово разобрать.
Обожаю Тухманова, а автора стихов не знаю.

Отредактировано Мэри (2010-11-12 20:39:40)

946

Мэри написал(а):

Не могу одно слово разобрать.
Обожаю Тухманова, а автора стихов не знаю.

Здравствуйте, Мэри! Привет всем заглянувшим сюда! :-)
"... Так шта докладаю" ))  Автор стихов сей любимой и мною песни - Адам Мицкевич. "Посвящение в альбом" называется. Чей перевод с польского - не нашла инфы. И этой спорной строчки есть три варианта : 1) "лишь для любимого друга"; 2) "лист для любимого друга" (что мне всегда слышалось на старой виниловой пластинке) и 3) "листик любимого друга" (почему-то http://solntce.4bb.ru/uploads/0000/0c/52/290504-4.gif  - может, имеется в виду, что хочется найти листок, которой вертела невзначай любимая рука и бросила рассеянно? Так теперь бы хоть листочек этот заполучить брошенный, раз друга больше рядом нет?  http://solntce.4bb.ru/uploads/0000/0c/52/290514-2.gif  )

Отредактировано Nevermore (2010-11-12 21:30:18)

947

Nevermore написал(а):

Так шта докладаю"

Почему-то я думала, что Вы откликнетесь.
на Адама Мицкевича я думала, тк начало по-польски.
А Ваши варианты с лсточком в его руках - очень красиво
и наверно, именно так- третий вариант
спасибо!

948

Давайте негромко,
давайте в полголоса,
давайте простимся светло.

Неделя, другая,
и мы успокоимся,
что было, то было, прошло.

Конечно ужасно,
нелепо, бессмысленно,
о как бы начало вернуть.

Начало вернуть
невозможно, немыслимо.
Ты даже не думай, забудь.

Займемся обедом
займемся нарядами,
заполним заботами быт.

Так легче, не так ли?
Так проще, не правда ли?
Не правда ли, меньше болит?

Не будем грустить,
и судьбу заговаривать,
ей богу, не стоит труда.
Да-да, господа,
не авось, ни когда-нибудь,
а больше уже никогда.

Ах как это мило,
очень хорошо.
Плыло, и уплыло, было и прошло.

(песня из советского к\ф, названия не помню, а  приятный мотив у всех на слуху)

949

Привет всем любителям поэзии!

Мэри написал(а):

!!!!!!

Согласна! Криспи-он такой! http://solntce.4bb.ru/uploads/0000/0c/52/290507-4.gif 

Nevermore,
Мэри,
Спасибо что вспомнили эту замечательную песню Тухманова на стихи Мицкевича.
И всё-таки-листик. http://solntce.4bb.ru/uploads/0000/0c/52/289989-1.gif 
Cколько же было радости,когда я раздобыла эту пластинку'' По волне моей памяти''! http://solntce.4bb.ru/uploads/0000/0c/52/290506-3.gif

Вот хочу напомнить несколько песен с этой пластинки.
Какие поэты!+гениальный Тухманов! http://solntce.4bb.ru/uploads/0000/0c/52/290508-3.gif 

  Я  мысленно вхожу в ваш кабинет        М. Волошин

Я  мысленно вхожу в ваш кабинет,
Здесь те кто был, и те кого уж нет,
Но чья для нас не умерла химера.
И бьется сердце, взятое в их плен.

Бодлера лик, нормандский ус Флобера,
Скептичный Франс, святой сатир Верлен,
Кузнец Бальзак, чеканщики Гонкуры...
Их лица терпкие и четкие фигуры
Глядят со стен и спят в сафьянах книг,
Глядят со стен и спят в сафьянах книг.

Их дух, их мысль, их ритм, их крик...
Я  верен им, я  верен им.
Их дух, их мысль, их ритм, их крик...
Я  верен им, я  верен им.

*      *      *
Из  Сафо                   (7-й век до н.э.)перевод В. Вересаева
Богу равным кажется мне, по счастью,

Человек, который так близко-близко,

Пред тобой сидит. Твой, звучащий нежно,
Слушает голос и прелестный смех.

У меня при этом,
Перестало сразу бы сердце биться.
Лишь тебя увижу, уж я не в силах
Вымолвить слово, вымолвить слово.

Но немеет подчас язык,
Под кожей быстро легкий жар пробегает,
Смотрят, ничего не видя глаза,
В ушах же - звон непрерывный...

Потом жарким я  обливаюсь,
Дрожью члены все охвачены,
Зеленее становлюсь травы,
И вот-вот, как будто, с жизнью прощусь я.

Потом жарким я  обливаюсь,
Дрожью члены все охвачены,
Зеленее становлюсь травы,
И вот-вот, как будто, с жизнью прощусь я.

Богу равным кажется мне, по счастью,
Человек, который так близко-близко,
Пред тобой сидит. Твой, звучащий нежно,
Слушает голос, слушает голос,
И прелестный смех.

*     *     *



Из вагантов                         (11-13 век)перевод Л.Гинзбурга

По французской стороне,

На чужой планете

Предстоит учиться мне

В университете.
     
До чего тоскую я -
               
Не сказать словами.
       
Плачте милые друзья

Горькими слезами.
     
На прощание пожмем

Мы друг-другу руки
     
И покинет отчий дом
   
Мученик науки.
       
Вот стою, держу весло,
     
Через миг отчалю.
       
Сердце бедное свело
 
Скорбью и печалью.

Тихо плещется вода,
Голубая лента.
Вспоминайте иногда
Вашего студента

Много зим и много лет
Прожили мы вместе,
Сохранив святой обет
Верности и чести.

Ну, так будьте же, всегда
Живы и здоровы !
Верю, день придет, когда
Свидимся мы снова.

Всех вас вместе соберу,
Если на чужбине
Я, случайно, не помру
От своей латыни.

Если не сведут с ума
Римляне и греки,
Сочинившие тома
Для библиотеки.

Если те профессора,
Что студентов учат,
Горемыку школяра
Насмерть не замучат,

Если насмерть не упьюсь
На хмельной пирушке,
Обязательно вернусь
К вам, друзья, подружки !

Вот стою, держу весло,
Через миг отчалю.
Сердце бедное свело
Скорбью и печалью.

           
    Тихо плещется вода,
       
    Голубая лента.
           
    Вспоминайте иногда
     
    Вашего студента.

*    *    *


Приглашение к путешествию         Ш. Бодлер,  перевод И. Озеровой

Дитя, сестра моя,
Уедем в те края,
Где мы с тобой не разлучаться сможем.
Где для любви - века,
Где даже смерть легка,
В краю желанном, на тебя похожем.

И солнца влажный луч
Среди ненастных туч
Усталого ума легко коснется.
Твоих неверных глаз
Таинственный приказ.
В соленой пелене два черных солнца

И мы войдем вдвоем в высокий древний дом,
Где временем уют отполирован,
Где аромат цветов - изысканным вином.
Где смутной амброй воздух околдован.

Под тонким льдом стекла бездонны зеркала.
Восточный блеск играет каждой гранью.
Все говорит, в тиши, на языке души,
Единственном, достойном пониманья.

В каналах корабли
В дремотный дрейф легли.
Бродячий нрав их голубого цвета.
Сюда пригнал их бриз,
Исполнив твой каприз.
Они пришли с другого края света.

А солнечный закат,
Соткал полям наряд,
Одел каналы, улицы и зданья.
И блеском золотым весь город одержим,
В неистовом, предсумрачном сиянье...

Дитя, сестра моя,
Уедем в те края,
Где мы с тобой не разлучаться сможем.
Где для любви - века,
Где даже смерть легка,
В краю желанном, на тебя похожем.

*    *     *



По волне моей памяти              Н.Гильен, перевод И.Тыняновой

Когда это было, когда это было,
Во сне ? Наяву ?
Во сне, наяву, по волне моей памяти
Я  поплыву.

Золотая, как солнце, кожа, тоненькие каблучки,
Узел волос из шелка, складки платья легки,
Мулатка, просто прохожая, как мы теперь далеки.

Подумал я вслед : "Травиночка,
Ветер над бездной ревет.
Сахарная тростиночка,
Кто тебя в бездну столкнет ?

Чей серп на тебя нацелится,
Срежет росток ?
На какой плантации мельница
Сотрет тебя в порошок ?"

А время бежало,
Бежало с тех пор, счет теряя годам.
Бежало, бежало,
Меня все кидало, и здесь я, и там.

Ничего никогда не узнал я, и не у кого спросить.
Ничего не прочел в газетах, да и что они могут сообщить ?
Про ту, с золотистой кожей, на тоненьких каблучках.
С волосами из черного шелка,
С улыбкой на детских губах,
Про мулатку, просто прохожую,
Просто прохожую.
Что плывет по волнам,
По волнам моей памяти,
Исчезая в этих волнах, исчезая в этих волнах.

Когда это было, когда это было,
Во сне ? Наяву ?
Во сне, наяву, по волне моей памяти
Я  поплыву.

*     *     *

- Сентиментальная прогулка          Поль Верлен

; перевод с французского А.Эфрона
;Promenade sentimentale            Paul Verlaine (1844-1896)

Струил закат последний свой багрянец,
Еще белел кувшинок грустных глянец,
Качавшихся меж лезвий тростника,
Под колыбельный лепет ветерка.
Я шел, печаль свою сопровождая,
Над озером, средь ив плакучих тая,
Вставал туман, как призрак самого отчаянья.
И жалобой его казались диких уток пересвисты,
Друг друга звавших над травой росистой.
Так, между ив я шел, свою печаль сопровождая,
Сумрака вуаль последний затуманила багрянец
Заката и укрыла бледный глянец
Кувшинок в обрамленье тростника,
Качавшихся под лепет ветерка.

Moi, j'errais tout seul, promenant ma plaie
Au long de l'etang, parmi la saulaie, parmi la saulaie
promenant ma plaie

Я шел, печаль свою сопровождая.
Над озером, средь ив плакучих тая,
Вставал туман...

*    *    *
Сердце, мое сердце                Иоганн Вольфганг фон Гете
; - Neue Liebe, neues Leben       Johann Wolfgang von Goethe (1749-1832)

; перевод с немецкого В.Левика

Сердце, сердце, что случилось?
Что смутило жизнь твою?
Жизнью новой ты забилось,
Я тебя не узнаю.
Все прошло, чем ты пылало,
Что любило и желало,
Весь покой, любовь к труду,
Как попало ты в беду?

Herz, mein Herz, was soll das geben?
Was bedranget dich so sehr?

Ах, спасите! Ах, спасите!
Я сегодня сам не свой.
На чудесной, тонкой нити
Я пляшу, едва живой.
Жить в плену, в волшебной клетке,
Быть под башмаком кокетки!
Как позор такой снести?
Ах, пусти, любовь, пусти!

Herz, mein Herz, was soll das geben?
Was bedranget dich so sehr?

Сердце, сердце! Ах, что случилось?
Как попало ты в беду?

Herz, mein Herz, was soll das geben?
Was bedranget dich so sehr?

*    *     *

- Смятение                          А. Ахматова

Было душно от жгучего света,
А взгляды его, как лучи.
Я  только вздрогнула: "Этот, этот,
Может меня приручить !"

Наклонился он. Что-то скажет !
От лица отхлынула кровь.
Пусть камнем надгробным ляжет,
На жизни моей, любовь !

Как велит простая учтивость,
Подошел ко мне, улыбнулся,
Полу-ласково, полу-лениво,
Поцелуем руки коснулся.

Поцелуем руки коснулся.
И, загадочных, древних ликов,
На меня поглядели очи.

Десять лет замираний и крика,
Все мои бессонные ночи,
Я  вложила в тихое слово,
В тихое слово, тихое слово.

И сказала его напрасно !
Отошел ты, и стало снова
На душе и пусто, и  ясно.

Не любишь ! Не хочешь смотреть !
О, как ты красив, проклятый !
А  я не могу взлететь,
Не могу взлететь, не могу !

А с детства, была крылатой !
А с детства, была крылатой.
А с детства, была крылатой...

Понятно почему эта пластинка тогда имела такой бешеный успех.
Мода здесь не при чём.

Galiv,

Галь,это заключительная песня из ''Обыкновенного чуда''
Отличный фильм-один из череды прекрасных сказочных мюзиклов,которыми в своё время нас одарил Марк Захаров! http://solntce.4bb.ru/uploads/0000/0c/52/290515-1.gif 
И песня замечательная,лёгкая,грустная и светлая.

Отредактировано sunrizen (2010-11-16 21:21:43)

950

sunrizen написал(а):

Вот хочу напомнить несколько песен с этой пластинки.
Какие поэты!+гениальный Тухманов

Да, да какие поэты! какой Тухманов! Мало того что у него прекрасная музыка, а как соответствует каждому стиху!
Я чуточку добавлю про листочик. Это А. Мицкевич написал в альбом некой С. Б. которую , видимо считал своим другом, тк бурный и несчастный роман у него был в это время с Марылей Верещака.
В переводе С Кирсанова строчка выглядит так:

Будь же довольнА осенним листочком,
В дружеской был он руке хоть не ярок
Будь ему радА хотя бы за то, что
Это последний подарок.

Написано стихотворение через несколько часов после получения приказа покинуть Москву
в 1924 году 22 октября. Его высылали царские власти сначала из Вильно, потмм Петербурга и видимо Москвы, в Одессу.

951

Мэри написал(а):

Да, да какие поэты! какой Тухманов! Мало того что у него прекрасная музыка, а как соответствует каждому стиху

Он писал музыку,которая соответствовала стилю каждого поэта,стране,эпохе,в которой он жил!
Удивительный композитор! Он всё это так тонко чувствовал.

Мэри написал(а):

Написано стихотворение через несколько часов после получения приказа покинуть Москву
в 1924 году 22 октября. Его высылали царские власти сначала из Вильно, потмм Петербурга и видимо Москвы, в Одессу

В 1824. наверное. http://solntce.4bb.ru/uploads/0000/0c/52/290505-4.gif 

ночная библиотека - ненашедшей тебя марси...

Криспи

= марсианские письма... =
он поселил своего робота на сервере оставил тысячу писем для неё
чтобы тот каждое воскресенье посылал по одному пока она пьёт 
сидя на террасе свой горький утренний чай в оранжевом небе 
холодное солнце всегда по сюжету бледное как у бредбери...

марсианская осень...
вот так и придумывают осень
с меланхолично холодным чаем
с окнами в листьях не выключая
света до последнего после
сонного умиро-творения гостем
дальнего моря странного мира 
просто
возле размытых границ форпостов
последних по эту сторону космоса
с летом спалившим дотла память
тебя неугаданная моя уганда
снами что пишут себе историю
по рекам порою впадающим в море 
по рекам порою впадающим в детство
за кораблями тайной планеты
до марсианских песков горизонта
сонным вполне резонно сонным...

20 11 10г

952

sunrizen написал(а):

В 1824. наверное

Ну, конечно!
Что-то меня очень взволновало последнее стихотворение Криспи,
особенно первая его часть. Не разберусь в себе почему.

953

Что-то я сегодня вспомнила одну из моих любимых басен И.А.Крылова.

МАРТЫШКА И ОЧКИ
Мартышка к старости слаба глазами стала;
А у людей она слыхала,
Что это зло еще не так большой руки:

Лишь стоит завести Очки.

Очков с полдюжины себе она достала;
Вертит Очками так и сяк:
То к темю их прижмет, то их на хвост нанижет,
То их понюхает, то их полижет;
Очки не действуют никак.
"Тьфу пропасть! — говорит она, — и тот дурак,
Кто слушает людских всех врак:
Всё про Очки лишь мне налгали;
А проку на волос нет в них".
Мартышка тут с досады и с печали
О камень так хватила их,
Что только брызги засверкали.
К несчастью, то ж бывает у людей:
Как ни полезна вещь, — цены не зная ей,
Невежда про нее свой толк все к худу клонит;
А ежели невежда познатней,
Так он ее еще и гонит.

Такая прозрачная мысль,что глупцу и невежде всегда легче охаить что-то недоступное их пониманию,даже если это непонятное-
гениально и неповторимо,чем просто сказать-''Не понимаю'.

954

автотост

Что меня окружает - попробую перебрать
Непоглаженный кот, неисписанная тетрадь,
Недовымытый пол, недоделанная статья,
Нефиговый шанс отрешиться от бытия.

Что меня ожидает - считаю, осознаю:
Исписать тетрадь (и в ней дописать статью),
Покормить кота, взять несколько интервью,
Сочинить открытку (банальное ай-лав-ю),

Положить в конверт или в ящик возле двери.
Двадцать три на часах, через час и мне двадцать три.
И в двенадцать ночи торжественно вскрыть письмо:
"Вот опять наступил ноябрь - дожди и смог.

Все, что нас окружает - попробуем пережить
Ешь немного, меньше пей, соблюдай режим.
Добивай статью, мой посуду, погладь кота.
С днем рождения, милая. Пусть все будет не так."

  Пишет Изя Райдер (izubr)

955

Всего лишь двадцать семь

Всего лишь двадцать семь часов по рельсам,
В заполненном прокуренном вагоне,
Туда, где расцветают эдельвейсы
И падают с вершин в мои ладони.
Туда, где тишина, в мечту вплетаясь,
Приходит из лесов пугливой ланью,
Туда, где беспричинно улыбаясь,
Я слушаю всю ночь твое дыханье.

Всего лишь двадцать семь. Чуть больше суток,
Спиной прижавшись к пластиковой стенке,
Туда, где я запутаюсь в минутах,
Туда, где задрожат мои коленки,
Когда на засыпающем перроне
В слезах осенних, в листьях и окурках,
В толпе непосвященных посторонних
Увижу твою хрупкую фигурку.

Я в тот же миг почувствую опору,
И сердце, что на части раскололось
Когда-то, не дослушав приговора,
Забьется вновь: я твой услышу голос.

А ты в моих глазах опять утонешь...

Всего лишь двадцать семь часов в дорогах...
Всего лишь двадцать семь часов... Всего лишь...
О, Господи! Ну, как же это много!

                Декабрина.

956

Вчера исполнилось 130 лет со дня рождения Александра Блока

Ярким солнцем, синей далью
В летний полдень любоваться -
Непонятною печалью
Дали солнечной терзаться...

Кто поймет, измерит оком,
Что за этой синей далью?
Лишь мечтанье о далеком
С непонятною печалью...

17 февраля 1900

957

А напоследок я скажу:
Прощай, любить не обязуйся.
С ума схожу.
Иль восхожу к высокой степени безумства.
Как ты любил? Ты пригубил погибели.
Не в этом дело.
Как ты любил? Ты погубил.
Но погубил так неумело.
А напоследок я скажу...

Работу малую висок еще вершит.
Но пали руки,
И стайкою, наискосок,
Уходят запахи и звуки.
А напоследок я скажу:
Прощай, любить не обязуйся.
С ума схожу. Иль восхожу
К высокой степени безумства.
Так напоследок я скажу...

Белла Ахмадулина

Не стало поэта. Белла не любила, когда её называли поэтесса. Спасибо за всё и вечная память.

958

Galiv написал(а):

Спасибо за всё и вечная память

Светлая ей память .
О, мой застенчивый герой,
ты ловко избежал позора.
Как долго я играла роль,
не опираясь на партнера!

К проклятой помощи твоей
я не прибегнула ни разу.
Среди кулис, среди теней
ты спасся, незаметный глазу.

Но в этом сраме и бреду
я шла пред публикой жестокой -
все на беду, все на виду,
все в этой роли одинокой.

О, как ты гоготал, партер!
Ты не прощал мне очевидность
бесстыжую моих потерь,
моей улыбки безобидность.

И жадно шли твои стада
напиться из моей печали.
Одна, одна - среди стыда
стою с упавшими плечами.

Но опрометчивой толпе
герой действительный не виден.
Герой, как боязно тебе!
Не бойся, я тебя не выдам.

Вся наша роль - моя лишь роль.
Я проиграла в ней жестоко.
Вся наша боль - моя лишь боль.
Но сколько боли. Сколько. Сколько.
1960-1961

959

Светлая память прекрасной Бэле Ахмадулиной.

* * *

Ни слова о любви! Но я о ней ни слова,
не водятся давно в гортани соловьи.
Там пламя посреди пустого небосклона,
но даже в ночь луны ни слова о любви!

Луну над головой держать я притерпелась
для пущего труда, для возбужденья дум.
Но в нынешней луне - бессмысленная прелесть,
и стелется Арбат пустыней белых дюн.

Лепечет о любви сестра-поэт-певунья -
вполглаза покошусь и усмехнусь вполрта.
Как зримо возведен из толщи полнолунья
чертог для Божества, а дверь не заперта.

Как бедный Гоголь худ там, во главе бульвара,
и одинок вблизи вселенской полыньи.
Столь длительной луны над миром не бывало,
сейчас она пройдет. Ни слова о любви!

Так долго я жила, что сердце притупилось
но выжило в бою с невзгодой бытия,
и вновь свежим-свежа в нём чья-то власть и милость.
Те двое под луной - неужто ты и я?

1973

960

маленькая зимняя рапсодия бесконечности...

Криспи

китайцы сидят в синкопах
за солью диезом скопом
пока их подружка молли
ползёт на попутной бемоли
бредущей по сонному полю
зима ни грача на воле
до самого до горизонта
просыпанного ризотто
за рельсами лес и прямо
по шпалам играет гаммы
пришелец страны багамы
мечтательно моногамно
далёкая девушка грета
под ёлкою вяжет береты
там сердце теплом согрето
читает ей вслух либретто
немного совсем по струнам
на пальцах пройтись безумным
пугая случайных гуннов
пока ещё ночь безлунна...

07.12.10

961

Меня, хорошую, полюбит и дурак

Декабрина

Мои слова - как пара звонких оплеух.
Когда я в гневе - проиграешь мне вслепую!

Меня, хорошую, полюбит и лопух,
А ты попробуй, полюби меня, плохую!

Когда я в гневе, то доходит и до драк.
Давай, смелее, укроти меня, лихую!

Меня, хорошую, полюбит и дурак,
А ты попробуй, полюби меня, плохую!

Я лучше всех, когда мила, и стою двух!
Когда же в гневе... Прокричу, как на духу я:

Меня, хорошую, полюбит и лопух,
А ты попробуй, полюби меня, плохую!

Я вычеркну эту страницу из жизни

Декабрина

Нет этой любви ни сильней, ни капризней,
Но мне надоело жить в вечном экстриме.
Я вычеркну эту страницу из жизни,
Я выдерну с корнем из памяти имя,
Которое было... Казалось... И кроме
Него ничего для меня не звучало.

Я вытравлю нежность, застрявшую в коме,
На грани безумства и грани начала
Нежданного чувства, посмевшего бурей
Ворваться в мою обжитую обитель.

Кого мне, мгновенно влюбившейся дуре,
Винить, что сказала однажды "входите"?

О, да! Он вошел! Покорил, обездвижил.
И я захотела. До боли. До крика.
Дотронуться. Стать и нужнее, и ближе,
Чем прочие были. Голодной и дикой
Ворвалась любовь в приоткрытую дверцу,
И стражники пали пред нею нагими...

Я вычеркну эту страницу из сердца.
Я выдерну с корнем из памяти имя.

Отредактировано shu-shu (2010-12-08 14:49:29)

962

Еще стихи Декабрины:

Любовь, как высшее из зол,
Как высшее из благ.

Иду к тебе на вечный зов,
И каждый новый шаг
Дороже стоит тех, других...

Зови меня, зови...

Мои желания наги
Пред вечностью любви.
Мои стремления чисты.
Иду, и где-то там,
В конце пути, предстанешь ты
Измученным мечтам.

Иду к тебе. Теряю пыл
И этот путь кляну.
Гадаю: нет ли где тропы
Иной? И я сверну,
Коль жизнь дорогу раздвоит?

Иду к тебе, вперед.
Рисует  ночь твои черты
В сознаньи. Время врет,
Что мне совсем-совсем чуть-чуть
Осталось. Три шага.
Их прохожу... Любви кричу
И вижу в ней врага.
Хотя какой она мне враг...

На счастье ли, беду,
Ты просто сделай первый шаг
Ко мне... И я дойду.

       Дарить тепло.

Он нелюдим  и неразговорчив.
Определенно: в моем он вкусе.
В графе "он любит" я ставлю прочерк,
В графе "любимый" я ставлю плюсик.

Он не похож на других мужчин, и
Не попадает под гнет шаблонов.
Наверно глупо искать причины,
Наверно глупо дарить тепло, но

Из всевозможных, других подарков
Лишь только этот его достоин.
И пусть в ответ он мне скажет "жарко",
И пусть добавит, что все - пустое,

Вздохну тихонько и улыбнусь, и
Все так же буду дарить тепло я.
В графе "он лучший" я ставлю плюсик,
Графу "не любит" проткну иглою.

Ну, что ж, бывает... К нему подвинусь
И корку льда я теплом расплавлю.
Я знаю точно: однажды минус
На плюс (он любит) я переправлю.

           Все кончено.

Все кончено. Слова, пароли, явки
Раскрыты, стерты, брошены на ветер.
Все кончено. Прожорливой пиявкой
Меня сосет тоска и в дамки метит.

Все кончено. Испачканный помадой
И тушью водостойкой шелк подушки...

Как долго не хотел на землю падать
Последний лист, дрожащий на макушке
Березы, но пришлось! Он так же сорван,
И, так же как и я, смирился с этим.

Стучится осень в дверь дрянной оторвой,
А я застряла прочно в знойном лете,
В котором все дышало непокоем,
В котором нас кружило и вертело...

Все кончено. Я выпита тоскою.
Иссохшее, измученное тело -
Пародия на прошлое. Удавкой
Сжимает горло грусть о прошлом лете.

Все кончено. Слова, пароли, явки
Раскрыты, стерты, брошены на ветер.

963

Борис Пастернак
"Никого не будет в доме..."

        * * *
Никого не будет в доме,
Кроме сумерек. Один
Зимний день в сквозном проеме
Незадернутых гардин.

Только белых мокрых комьев
Быстрый промельк моховой,
Только крыши, снег, и, кроме
Крыш и снега, никого.

И опять зачертит иней,
И опять завертит мной
Прошлогоднее унынье
И дела зимы иной.

И опять кольнут доныне
Неотпущенной виной,
И окно по крестовине
Сдавит голод дровяной.

Но нежданно по портьере
Пробежит сомненья дрожь, -
Тишину шагами меря.
Ты, как будущность, войдешь.

Ты появишься из двери
В чем-то белом, без причуд,
В чем-то, впрямь из тех материй,
Из которых хлопья шьют.

1931

964

А с седьмого неба падать - не разбиться
Только сердце разлетится на осколки,
Сядет на плечо печаль - угрюмой птицей,
Ты завоешь на луну зачем-то волком,
Подтолкнет холодный ветер под колени,
Камнем рухнешь ниц, мешая слезы с пылью,
А большая птица вдруг расправит крылья,
И накроет силуэт твой черной тенью.

А когда ты от лица отнимешь руки,
Осознаешь вдруг сквозь боль,
Что все же выжил,
Птица грусть размером станет меньше,
А далекий горизонт как будто ближе.

И запомнится надолго то паденье,
Но не факт, что вновь оно не повторится.
Ведь с седьмого неба падать - не разбиться.
Это больно каждый раз, но не смертельно.

965

Двуязычество

Шов на левой - весенний след неудачно открытой рамы,
Знак на правой - яростный нотный стан кошачьих когтей.
Зима, заметая землю, открывает старые шрамы
И взбивает кровь в холодный сладкий коктейль.

Движется только земля - машины застыли, как истуканы,
Пробки, пробки змеятся красным огненным языком.
Счастье широкого шага, зимнего ветра, вовремя пропущенного стакана,
Счастье горящих щек, мокрой спины под курткой и рюкзаком.

Светлая проседь улицы, фонари, бродячая кошка ластится, будто агнец,
Ночью все кошки белы - не серы, не полосаты.
Столько не видеться, не говорить - это почти диагноз,
Это почти что исповедь - без цели, без адресата.

Под ногами скрипит, проминается, так земля нам
Сообщает, что все закончено. Спит соседка с лицом испитым.
Снег - фата, непривычный холод на правой, на безымянном.
Нет, не так, как хочется - а будто протерли спиртом.

Я смотрю по ночам кино, там красиво, потом противно,
Потому что в зеркале плоский блин, выступающие ключицы.
Время кончается, осень прорвала свою плотину,
И теперь обязательно что-то должно случиться.

Ноги мокнут в осенних ботинках и джинсы-трубы
Превратились в водосточные. Мир начален.
Так, наверно, маленькие канадские лесорубы
Теплый ужин отцам носили безвыходными ночами.

Я тебе довязала шарф - он давно распущен
И по нитке, по зернышку в нежилые гнезда мои растащен,
Только время, будто месяц, кажется мне растущим,
Видеть его - так же хрупко и стыдно, как наблюдать за спящим.

Это почти что исповедь. Я исчезаю в собачьем лае,
Я тону в поземке, в подземке, вечер пахнет тоской, бедой, не тобой, другими
I ain't afraid of your God, of your shrine, of your "I don't love you",
I'm afraid of your memory, darling, и тут forgive me.

След на левой, палый лист, синяк пятипалый, милый,
Шов на правой. I shall wait for you if you condone me.
Каждый след мой is eternal on dear palm.
Или
Каждый след мой
Попадает в твои
Ладони.

25 ноября 2010  Изя Райдер (izubr)

966

Иногда хочется быть такой женщиной-женщиной,
Звенеть браслетами,
поправлять волосы,
а они, чтоб все равно падали,
благоухать Герленом,
теребить кольцо,
пищать «Какая прелесть!»,
мало есть в ресторане,
«мне только салат».
Не стесняться декольте,
Напротив, расстегивать
Совсем не случайно,
Верхнюю пуговичку.
Привыкнуть к дорогим чулкам,
И бюстгалтеры покупать
Только «Лежаби».
Иметь двух любовников,
Легко тянуть деньги,
«ты же знаешь – я не хожу пешком»,
«эта шубка бы мне подошла»…
Не любить ни одного из них.
«И потом в гробу
Вспоминать Ланского».

А иногда хочется быть интеллигентной дамой,
Сшить длинное черное платье,
Купить черную водолазку,
Про которую Татьяна Толстая сказала,
Что их носят те, кто
Внутренне свободен.
Если курить, то непременно с мундштуком,
И чтоб это не выглядело
Нелепо.
Иногда подходить к шкафу,
Снимать с полки словарь,
чтоб только УТОЧНИТЬ слово,
говорить в трубку: «Мне надо закончить статью,
сегодня звонил редактор»,
Рассуждать об умном на фуршетах,
А на груди, и в ушах чтоб
- старинное серебро
С розовыми кораллами
Или бирюзой.
Чтоб в дальнем кабинете
По коридору налево
сидел за компьютером муж-ученый,
Любовь с которым
Продолжалась бы вечно.
Чтоб все говорили
«Высокие отношения».
Чтоб положив книжку
на прикроватный столик,
перед тем, как выключить свет в спальне,
он замечал:
Дорогая, ты выглядишь бледной,
Сходи завтра к профессору
Мурмуленскому.
Непременно.

А иногда просто необходимо быть
Холодной расчетливой сукой.
И большой начальницей,
Чтоб все в офисе показывали пальцем
И так и говорили новеньким:
Она холодная расчетливая сука,
Пойдет по трупам.
Ну, зачем так грубо?
И зачем же сразу «по трупам»?
А вы, девушка уволены…
"Кажется я ясно ставила задачу",
Называть красивых секретарш
«дурочками»,
Прямо в глаза.
Не потому что дурочки,
а потому, что красивые.
Топ-менеджерскую зарплату
Тратить на элитную косметику,
И чтоб золотых карт миллион,
С сумасшедшими скидками…
Коллекционировать современное искусство,
Развешивать его
По голым стенам в кабинете
И в огромной пустой квартире,
Где на сушилке на кухне
Одна чашка, одна ложка
И две табуретки
у барной стойки.
Говорить мужчине:
Жалкий неудачник,
То есть нет – лууууууузер.

А иногда хочется быть такой своей для всех
В доску.
С короткой стрижкой,
И красить волосы, губы и ногти оранжевым,
И ходить в больших зеленых ботинках,
С индийской сумкой-торбой,
С наушниками в ушах,
С веревочками на запястье,
Все время везде опаздывать,
Вопить в курилке:
«Я такую кофейню открыла!»,
«Вы пробовали холотропное дыхание? –
Отвал башки!»
И чтоб аж дым из ушей.
Захлебываться от впечатлений,
Не успевать спать,
Собираться на Гоа
В феврале.
Сидеть в офисе за "маком",
Вокруг чтоб все увешано
разноцветными стикерами
с напоминаниями: «придумать подарок Машке»,
«напомнить Витьке про ужин в среду»,
«купить новые лыжи».
На рабочем столе чтоб фотографии детей
В бассейне и в океане,
Портреты собаки – лабрадор (почившей),
И бородатого мужчины в странной желтой шапочке.
Быть всю жизнь замужем
За одноклассником,
Который за двадцать лет, представьте
Так и не выкинул
Ни одного фортеля.
Да еще и мирится со всеми этими
Друзьями, вечеринками, транжирством
И немытой посудой.
«Ты заедешь за мной в восемь?»
«Конечно, зая».

А иногда хочется побриться на лыску,
И повязать платочек,
Вымыться в бане хозяйственным мылом,
Но пахнуть какими-нибудь
Травками,
Полынью там, или мятой.
Научиться молиться,
Читать жития святых,
Соблюдать посты,
Назвать сына Серафимом,
Подставлять, хотя бы мысленно,
другую щеку,
«Ты этого хотел. Так. Аллилуйя.
Я руку, бьющую меня
- целую».
Излучать доброжелательность,
И чтоб не натужно так
Сиять от унутренней хармонии.
Принести из церкви святую воду в баллоне,
Поставить ее в холодильник,
И когда муторно на душе
Умываться ею
И советовать мамашам,
Что если у ребенка температура,
Достаточно просто сбрызнуть,
И чтоб это действительно помогало.

А еще ужасно хочется пойти в официантки,
Купить накладные ресницы,
И полное
Собрание сочинений
Дарьи Донцовой.
Научиться ходить на каблуках
Флиртовать с посетителями,
Чтоб они больше
Оставляли на чай,
Говорить: а вот попробуйте еще «карпаччо»,
Уж очень оно у нас замечательное.
Ходить в кино,
Копить на машину.
Бросить бармена,
Закрутить с поваром-итальянцем,
Висеть на доске почета,
Как работник, раскрутивший максимальное число лохов
На дорогое французское вино,
Которое, они сроду не отличат,
От крымского.
Пить сколько хочешь горячего шоколада
Из кофе-машины,
И уже разлюбить греческий салат.

А что мы имеем на деле?
Пока только
Черную водолазку.

/не знаю кто автор/

Отредактировано Galiv (2010-12-22 21:14:34)

967

летящему в темноте не-бо...

Криспи

питеру сегодня холодно
питеропенится залив волнами
люди по улицам бегут голыми
под одеждой почеховски упакованы
скорыми
всем для чего-то всегда вовремя
проруби
странные зимние швы прорваны
бежево
пересекаясь почти вежливо
те же но
ноги уносят на всё снежное
взвешенны
небом птицами птицами
крыльями 
медными медленны ангелолицые
золотом 
машут над бесконечностью
вечера
не поднимающим вверх
го-ловы...

22.12.10

968

прощайная не-мая песня...

Криспи

верхнее ля-гушки нижнее ми-кадо
давайте петь всё что будет нескушным
садом неба цвета авокадо
песню 
но не мо-ю 
не-мую песню без слов на чужом языке
любовь к огню всегда подобна огню 
любовь к реке подобна реке
когда-нибудь я назову тебя океаном 
ночью отражаться друг в друге звёздными временами
пойманными по бесконечности лучами так странно
далёкая планета где наше пересечение лишь снами
милая у каждого пианиста своё кунгфу
приходит леди зима в романе дюма 
убивая постоянство горячего д'артаньяна
кто ты вечерами холодов босоногая на софу
сама без ума страстями книжного переплёта сафьяна
встретимся ли дальше ближе расстояния протянутых рук
каждое пробуждение никому не видимая потеря
где-то опять там где твоя тетрадь ноут-бук
тихое ожидание за которым шаги и двери...

11.12.10


Вы здесь » Solntce » Кладовка разностей » Стихи